Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
02:57 

Выходной в раю. Перевод официальной новеллы

Puhospinka
С капитаном Зараки время летит незаметно
Название: Выходной в раю
Переводчик: Shadowdancer
Оригинал: pistachio
Персонажи: Ушиджима Вакатоши, Тендо Сатори, Шираторизава
Примечания: вторичный перевод с английского, в связи с чем могут быть неточности; один из рассказов седьмого тома новелл

Выходной в раю

Престижная Академия Шираторизава, старшая школа. Самая выдающаяся в префектуре, известная тем, что ее клубы регулярно принимают участие в национальных чемпионатах. Мужской волейбольный клуб — не исключение, в него входят спортсмены, специально отобранные Вашиджо Танджи и сочетающие в себе феноменальные способности и силу, чтобы стремиться к новым вершинам на национальных соревнованиях.
День Спорта — национальный праздник, проходящий в октябре. И хотя небо голубое и чистое, а погода прекрасна, волейболисты все равно собираются в зале на тренировку. Один из игроков, центральный блокирующий Тендо Сатори, стоит в дверном проеме, закрыв глаза и ловя ощущение приятного осеннего бриза.
Не то чтобы он старался сконцентрироваться. Все в команде знают, что Тендо из тех, кто любит выбивать почву у соперника из-под ног. В том, чтобы стоять, прикрыв глаза, вроде бы, нет ничего особенного, но для Тендо, который любит поболтать, такое затишье — редкий случай. Так думает Реон, когда окликает его:
— Чем занимаешься?
— Хммм? — Тендо открывает свои огромные внимательные глаза, становясь снова походим на йокая, и бодро отвечает: — Просто обдумываю свой новый секретный прием.
— А, “Падающую звезду”, которую ты пишешь как “комета”? — Реон не двигается. Он не удивлен нелепому ответу Тендо, просто широко улыбается и кивает.
Даже среди своих сокомандников, у каждого из которых — своя причуда, Тендо выделяется необычностью. Вначале он озадачивал Реона, но со временем тот привык. И вообще, лучше всего позволить Тендо быть самим собой, полагаться на чувства и инстинкт, действовать по собственному разумению, как ему нравится. Тогда ему удается практически все.
— Нет. Понимаешь, на днях я придумывал названия и вдруг понял, что они не подходят: в слове “комета” — три слога, а в “падающей звезде” — целых семь. У меня достаточно развито эстетическое чувство, чтобы заметить такой дисбаланс. Так что я решил придумать что-нибудь другое!
До Реона постепенно доходит, что если он будет зацикливаться на деталях, смысл от него ускользнет, но он все равно спрашивает:
— Придумывал названия?
— Ага! Быстро записываешь название и какое-нибудь интересное словосочетание к нему. А потом я захотел придумать такое себе и своему специальному приему. Погоди-ка. Хочешь сказать, что ты таким не занимаешься?
— Боюсь, что нет.
— Штааа?
Посмеиваясь над иронией того, что теперь он сам выглядит странным в чужих глазах, Реон замечает, что Гошики Цутому, сидящий неподалеку, внимательно прислушивается к их разговору. И кажется, Реон догадывается, чем после тренировки будет заниматься этот новичок, изо всех сил сжимающий в ладонях мяч.
Цутому наверняка вечером сам будет придумывать названия…
В этот момент Тендо, который уже снова, видимо, размышляет над именем своего секретного приема, резко открывает глаза.
— Знаю! Моя новая особая техника это… Большой Взрыв!
Чего хочет Шираторизава, а точнее тренер Вашиджо, это чтобы сочетание способностей и мощи сформировали превосходящую все силу. Пока кто-то соответствует этим высоким требованиям, на небольшие отклонения все смотрят сквозь пальцы. Но даже при таких условиях никому не разрешается ни с того ни с сего орать во время тренировки.
— САТОРИ!!! ЕСЛИ У ТЕБЯ ЕСТЬ ВРЕМЯ БОЛТАТЬ О ВСЯКОЙ ЕРУНДЕ, ОТПРАВЛЯЙСЯ НА ПРОБЕЖКУ!
— О черт.
И прежде чем рев Вашиджо затихает под сводами спортзала, Тендо выскакивает на улицу, выполняя приказ.
Реон вздыхает, пожимает плечами и пытается представить, на что же похож этот “Большой Взрыв”. Единственное, что приходит на ум, это прыжок с расставленными в стороны руками и ногами, но, возможно, Тендо даже в таком положении мог бы заблокировать мяч. Гораздо интереснее, какие иероглифы он будет использовать, чтобы записать это…
*
Когда за огромными окнами спортзала становится совершенно темно, тренировка наконец заканчивается. Тренер покинул зал, и ребята могут немного расслабиться, пока наводят порядок. Разговор заходит о чемпионате, запланированном в конце месяца.
— Интересно, кто будет нашим соперником в финале?
— Скорее всего Сейджо, если не случится ничего неожиданного.
Их единственная цель — победа на Национальном. Непобедимой Шираторизаве нечего волноваться о том, с кем она столкнется в финале и может ли вообще проиграть на отборочных в префектуре. Они все равно сломают своего противника, не уронив королевского достоинства.
— На отборочных к Интерхаю ходили разговоры о Карасуно и их быстрой атаке, которая всех выбивала из колеи.
— Карасуно? Действительно, Вакатоши упоминал, что он разговаривал с какими-то первогодками из Карасуно… Хмм? Тендо, а ты все еще думаешь о своем особом приеме?
Тендо, обычно самый буйный из всех, сейчас застыл в стороне от их кружка. Он снова закрыл глаза и выглядит совершенно зачарованным. Подозрительно. Хотя Тендо, ведущий себя подозрительно, — это, конечно, не новость и не повод для беспокойства. На вопрос Реона он оборачивается, улыбаясь так, словно видел прекрасный сон.
— Хм?.. Я кое-что вспомнил.
— Что?
— Хммм? — Едва Реон успевает подумать, что Тендо смотрит на него выжидающе, тот взрывается смехом. — Лицо Ойкавы, когда мы выиграли тот матч!
Их сокомандники делают шаг назад, а Тендо продолжает скакать и ржать.
— Ужасно.
— Да просто гадко.
Но Тендо все равно. Он продолжает рассказывать, как пьяный:
— Эта боль в глазах! Когда я вспоминаю о том, как выглядел этот гордец с его отвратительным характером… я просто не могу сдержаться! Ну ведь правда! Правда?
В последние несколько лет Шираторизава и Аоба Джосай неизменно оказывались лучшими командами префектуры. И Шираторизава всякий раз побеждала Аоба Джосай, которую возглавляет Ойкава Тоору. В самой Шираторизаве немало старшеклассников, игравших против Ойкавы еще со средней школы. И, вероятно, это противостояние продолжится до тех пор, пока они играют в волейбол. Их ас, Ушиджима, считает Ойкаву достойным соперником, и всем им хорошо знакомо его лицо и великолепный стиль игры.
Сейми Эйта, тоже связующий, как и Ойкава, смотрит на Тендо очень серьезно.
— У тебя тоже характерец — не сахар, ты в курсе?
— О да, надо видеть его лицо, если вдруг оказывается, что он неверно угадал направление атаки!
Реон тоже кивает.
— Ага. Точно!
— Дааа.
Тендо на миг сникает, но тут же снова начинает широко улыбаться.
— Но я все равно круче него, ведь так? Ойкаву, конечно, постоянно снимают телевизионщики, но если подумать, я ведь гораздо больше подхожу для большого экрана. Потому что у меня больше индивидуальности.
Тендо явно хватается за соломинку, и Реон не собирается его топить, поэтому просто говорит:
— А, понятно, понятно.
Семи же совершенно намеренно игнорирует Тендо: он просто поворачивается к нему спиной и обращается к остальным:
— Ладно, я проголодался, пошли уже домой!
— Да!
— Ты собираешься есть?
— Уже ведь время ужина!
Вспомнив о еде, игроки поторапливаются, заканчивая уборку и собираясь уходить. Посреди этой шумной беготни и суеты, Тендо подходит к своему кохаю, Ширабу, и берет его за плечо.
— Мне вполне могли бы дать заглавную роль или какую-нибудь выдающуюся роль второго плана, разве нет? Эй, Ширабу, ты меня слушаешь?
— А, да. Конечно.
Ширабу не обращает на Тендо внимания, но тот, похоже, совершенно захваченный своей идеей, подскакивает к Реону.
— Реон, ты слышал?
— Я понял, понял. Пошли уже домой? Смотри, Вакатоши нас уже опередил.
— А?
Тендо вскидывает голову на Ушиджиму: тот уже полностью одет.
— А, и правда. Вакатоши-кун, погоди-ка. Что ты думаешь про главную роль?
Ушиджима разворачивается и упирается взглядом в Тендо.
— В чем дело?
Тендо смотрит на Ушиджиму и самодовольно улыбается.
— Разве не престижно получить главную роль?
Выражение лица Ушиджимы говорит о том, что заявление Тендо для него — пустой звук. Но Тендо вдруг говорит:
— Ну, пошли уже? — и выходит из зала.
В этот момент один из первогодок кричит: “Я выключаю!” — и свет, горевший в зале с самого утра, гаснет.
*
Вдали от всех дорог и оживленных улиц с магазинами песни осенних насекомых в темноте разносятся по всей округе. Уже довольно прохладно. Несколько волейболистов в одинаковых мастерках собираются расходиться по домам.
— Ладно, увидимся завтра!
— Спасибо за хорошую тренировку!
Кто-то идет к себе домой, кто-то отправляется в общежитие; на перекрестке они прощаются. Почти все игроки основного состава живут в общежитии рядом со школой. Это удобно: во-первых, не нужно тратить время на дорогу, во-вторых, о рационе и режиме тоже заботиться не надо — все берет на себя школа, поддерживая своих учеников на пути к национальным.
Один из игроков, живущих в общежитии, Тендо, вдруг останавливается на полпути.
— О!
— Что случилось?
— Сегодня же праздник! Джамп вышел в субботу! Блин, вот досада. — Расстроенный Тендо садится на корточки прямо посреди проезжей части.
— Эй-эй, осторожно! — и Реону приходится оттащить его на обочину. — Нашел из-за чего переживать!
— Завтра купишь, что за проблема?
Замечания сокомандников вполне разумны, но Тендо лишь раздраженно вздыхает:
— Блиииин! Вы не понимаете. Обычно я могу и в понедельник его почитать, но если он выходит на длинных выходных, это просто глупо! Я должен был купить его в субботу. чтобы читать хотя бы на переменах, это же очевидно!
Его товарищи в полном замешательстве.
— Да неужели?
— Как хочешь.
— Тендо в своем репертуаре…
— Я зайду по дороге в супермаркет, оставьте для меня ужин! — говорит Тендо и, махнув рукой, уже собирается сбежать, как вдруг снова меняет планы и оборачивается к ним.
— Вакатоши-кун, пошли со мной.
Может, он думает, что ему будет скучно одному? Ушиджима не возражает и принимает предложение.
— Хорошо, идем.
Тендо и Ушиджима отделяются от остальных и удаляются в долгую осеннюю ночь.
*
— Вакатоши-кун, ты какой пудинг любишь — плотный или мягкий? — звонкий голос Тендо разносится далеко, вторя их шагам, пока они топают по дорожке.
— Пудинг?..
— Ну да, есть такой весь дрожащий-колыхающийся, а есть прям твердый.
— Понятно.
— Мне вот больше нравится этот колыхающийся. Знаешь, в детстве мне не разрешали шмякнуть пудинг на тарелку. Говорили, мол, и так грязной посуды навалом, так что ешь из пластмассовой чашки. Столько шума из-за какой-то тарелки!
— Шмякнуть?
И Тендо расстраивается из-за такой мелочи даже десять лет спустя. Ушиджима в полном замешательстве размышляет над его рассказом. Мимо проезжает огромный грузовик.
— Понимаешь, там в дне стаканчика есть такая специальная штука, которая и делает этот шмяк. Разве тебе никогда не хотелось потянуть за нее, Вакатоши-кун? Ты так разве не делал? Твои предки тебе разрешали?
Ушиджима с задумчивым видом сгибает указательный палец, повторяя за Тендо жест, которым он хотел сделать этот шмяк.
— У тебя когда-нибудь было так, чтобы оно не срабатывало, дырка не открывалась, и пудинг бы не вынимался как положено? Я как-то… о, робот!
Тендо резко бросает тему пуддинговых воспоминаний и самого Ушиджиму. Тот еще какое-то время размышляет на тему “дырки”, но потом поднимает голову, когда Тендо окликает его.
— Вакатоши-кун, тут робот! Это робот! Робот!
Тендо увлеченно жестикулирует в направлении магазина мобильных телефонов на обочине. Ушиджима спокойно идет к нему — больше потому, что его позвали, чем из интереса к роботу.
Прижавшись лицом к витрине, Тендо заглядывает внутрь. Ушиджима следит за его взглядом и видит в приглушенном свете уже закрытого магазина робота, напоминающего манекен-ребенка. Он стоит за стойкой, не двигаясь и никак не привлекая к себе внимания, так что кажется, будто его забыли здесь, а не поставили специально.
— Он словно бы грустит, да?
— Угу.
— Наверное, заряжается. Да, вон, смотри, провод торчит в розетке.
— Точно.
— Значит, сгодится любая розетка, даже старая.
Робот внутри закрытого магазина, стоящий, грустно опустив голову, — зрелище удручающее. Ветер, налетающий временами, пробирает холодом после долгого тренировочного дня. Наконец Тендо отлипает от стекла.
— Когда видишь такого вот неподвижного робота, кажется, будто наступил конец света, и в живых остались только мы. Правда?
— Нет. Не сказал бы, — коротко отвечает Ушиджима.
Мимо проезжает еще один грузовик, вздымая облака пыли на обочине, но Тендо, кажется, даже не замечает этого, как и скутер, следующий за ним. Он с тоской вспоминает давно миновавшее детство и вдруг цепляется за последнюю надежду.
— Как думаешь, если бы что-то такое произошло, мы бы смогли прожить чуть дольше, если бы спрятались там? — и показывает на торговый центр на обочине шоссе. Теплый свет, льющийся оттуда, делает его похожим на последний островок жизни в разрушенном мире.
— Мы обязательно выживем!
Тендо, уже приготовившись стартовать на полной скорости к огням магазина, вдруг резко тормозит и оглядывается.
— Вакатоши-кун, давай по дороге домой купим мороженого?
— Хорошо.
Ушиджима молча следует за ним, наблюдая как спортивная сумка на спине Тендо подпрыгивает в такт его неровной походке. Он не совсем понимает, что пошло не так после разговора про робота, но мороженое — не самая плохая идея.
*
— Смотри, Вакатоши-кун, вот как работает этот трюк с пудингом.
Продуктовый отдел магазина в этот вечер выходного дня полон посетителей, нагружающих горы покупок в свои тележки. Тендо, совершенно забыв о конце света, радостно хватает с полки коробку любимого пудинга с тремя баночками.
— Переворачиваешь его на тарелку, а потом тянешь за ключ.
Ушиджима берет пудинг в руки и рассматривает дно контейнера.
— А, дырка для воздуха. — Наконец-то он понял, о чем Тендо болтал все время.
Если потянуть за ключ, воздух попадает внутрь, создавая прослойку, и пудинг легко выскальзывает на тарелку. Но почему Тендо поднял такой шум из-за этого? Почему нельзя есть его прямо из контейнера?
Пока Ушиджима размышляет над этим, Тендо расплачивается за пудинг и поворачивает к фуд-корту, где они собирались купить мороженого. Идет, ни на кого не обращая внимания, и вдруг останавливается как вкопанный.
— Бобы!.. Виноград!..
Два редких вкуса: зеленые бобы, растущие только здесь, и виноград, для которого сейчас еще не сезон. Сердце Тендо трепещет в предвкушении.
Если выбрать вкус зеленых бобов, он будет выглядеть как какой-то лох-турист, потому что здесь их можно купить в любое время. С другой стороны, он не большой любитель винограда…
Других посетителей тут нет, так что Тендо не торопится с выбором, подходя к этому делу со всей серьезностью. Но поскольку сам выбрать не может, ему нужна помощь.
— Вакатоши-кун, ты какой берешь? Давай закажем разные… стоп, ты уже купил? Ванильное?! Почему ванильное-то?
— Хм?
Ушиджима спокойно оборачивается, неторопливо пробуя свое мороженое, и Тендо набрасывается на него.
— Надо было подумать! Говорят же: процесс выбора делает все вкуснее.
— Впервые слышу.
— Потому что я это только что придумал.
Сказав это, Тендо оборачивается к продавцу.
— Скажите, а можно сделать смесь из бобов и винограда? Просто поменяйте настройки автомата и сделайте микс.
По лицу продавца от такого дикого предложения проходит судорога. Нет, это невозможно.
— Простите, но я не могу этого сделать.
— Жаааль. Ну тогда мне тоже ванильное.
Тендо расплачивается с выражением крайней досады, берет свое чисто белое ванильное и покидает торговый центр. Как же можно было запутаться в собственных желаниях? — ругает он сам себя.
*
Они выходят из здания и присаживаются на скамейку на краю парковки. Облизывая мороженое, Тендо продолжает ворчать.
— Неплохо, конечно… но это такой предсказуемый вариант.
Ушиджима молчит. Съев мороженое, он скатывает салфетку в шарик и выбрасывает в мусорку рядом. Мимо них в сторону шоссе выезжают с парковки машины. Тендо машет собаке, сидящей в одной из них.
— Вакатоши-кун, ты все еще думаешь, Ойкаве нужно было вступить в нашу команду?
— Хм? Да, Ойкава — очень хороший волейболист.
— Ясно. А еще кто-нибудь привлек твое внимание?
— Хината Шое, — после паузы отвечает Ушиджима.
Тендо никогда раньше о нем не слышал.
— Кто это, кто это? Он силен?
— Пока не знаю.
— Ааа, — вздыхает Тендо, и его любопытство, кажется, немного угасает. Но, глядя на вдруг помрачневшего Ушиджиму, он снова начинает смеяться.
— Вакатоши-кун, ты такой странный.
— Разве?
— Вот черт, потекло!
Ушиджима косится на Тендо, который наклоняется, чтобы подхватить языком капли растаявшего мороженого, и спокойно заявляет:
— Бесплодная почва не даст хорошего урожая.
— Хм, что? А, Ойкава?
Конечно, Тендо незнакомо это выражение, но оно напомнило ему кое-что — как Ушиджима рассказывал о своем отце, и как отец Ушиджимы, выигравший национальные в команде Шираторизаве, сказал:
“Ты должен быть в сильной команде. Сильные и интересные игроки образуют сильную команду. По мере того, как ты будешь расти и набираться сил, ты столкнешься с самыми разными соперниками. Сильными, странными, новыми. Они обязательно сделают тебя сильнее”.
Шираторизава — это плодородная почва.
Благодаря известности их тренера и возможностям, предоставляемым самой школой, лучшие игроки стекаются сюда даже из соседних префектур. Ни одну другую команду в Мияги нельзя сравнить с таким благословенным краем, каким стала Шираторизава. И если ты желаешь стать сильнее, Шираторизава предоставит тебе все для исполнения этой мечты.
Но это только в том смысле, который вкладывает в понятие силы тренер Вашиджо. Даже очень сильные волейболисты могут быть отвергнуты, если они не соответствуют концепции команды.
А Тендо, наоборот, только здесь смог раскрыть свои способности и использовать их в полную силу. Он понимает, что может играть так, как чувствует, полагаясь на интуицию и инстинкты, только потому, что он здесь, в Шираторизаве, с Ушиджимой и Вашиджо.
Его способ игры не принимали вплоть до средней школы.
Если его любимый прием — интуитивный блок — не срабатывает, это создает огромную дыру в защите. Не многие тренеры могут позволить себе использовать его. У маленьких команд — свои способы противостоять атакам соперников.
Чтобы быть свободным, нужно быть сильным. Только щедрые команды могут позволить своим игрокам действовать по своему усмотрению и обычно это большие команды. Так что Тендо должен был стать членом одной из них.
Шираторизава дает ему свободу за счет своего высокого уровня, но в то же время эта свобода делает команду нестабильной.
Невероятно мощный, превосходящий уровень старшей школы Ушиджима, эксцентричный и одновременно проницательный тренер. Игроки — все из разных школ, собранные вместе, сплоченные вокруг аса. Тендо прекрасно осознает, что только в таком коллективе его способности впервые были оценены по достоинству.
В университете, думает Тендо, ему точно не позволят играть так же раскованно и свободно, как сейчас. Эти три года в Шираторизаве кажутся маленьким чудом.
Тендо доедает мороженое и смотрит на великого аса, сидящего рядом с ним.
— Вакатоши-кун, я очень рад, что ты на моей стороне.
Фары проезжающих мимо машин время от времени освещают их. Выглядит так, словно пара самых обычных школьников зависают рядом с большим торговым центром, прежде чем отправиться по домам. Так оно и есть.
— Ты так силен духом, что это даже скучно, потому что я не могу дурачиться вместе с тобой.
— Разве?
— Ага. Смотри-ка, завтра тоже будет солнечно.
В ясном ночном небе ярко сияет луна. Тендо энергично встает, потягивается и снова смотрит на Ушиджиму.
— Пойдем домой и шмякнем.
Неважно, насколько хорошей будет погода, солнце никогда не заглядывает в спортзал. Но этот зал и маленькая площадка восемнадцать на девять метров, где играет его команда, стали для Тендо его личным раем, местом, где его душа расправляет крылья.
*
— Вакатоши-кун, Вакатоши-кун, ты не против, если я это сделаю? — взволнованно спрашивает Тендо, когда они наконец приходят в кафетерий, несколько позже своих сокомандников. В руке он держит только купленный пудинг.
— Да.
Сам Ушиджима, следуя своей обычной манере, уже ест пудинг прямо из контейнера.
— Итааак… — Тендо медленно удаляет алюминиевую крышку и аккуратно переворачивает баночку на тарелку, а потом с тихим вскриком нажимает на пластмассовый ключ на дне контейнера.
— Та-дааа!
Пудинг вздрагивает и выскальзывает из баночки. Тендо в полном восторге смотрит на покачивающуюся, блестящую массу и удовлетворенно смеется.
— Вот так, вот оно! Именно так нужно есть пудинг! Отличненько, приступим!
Ушиджима молча следит за происходящим. Потом он заглядывает в контейнер, из которого только что ел, бросает взгляд на оставшуюся неоткрытой баночку пудинга и говорит:
— Тендо.
Тендо, уже наполовину съевший свою порцию, поднимает голову.
— Хм?
— Можно я съем еще один?
— Конечно!
Тендо широко улыбается, и Ушиджима берет последнюю баночку. Разглядывает ключ на дне контейнера.
— Я ее взломаю.
Пока Ушиджима ставит тарелку на стол, входит Реон. Очевидно, он только что из душа. Заметив Тендо и Ушиджиму, он приветственно вскидывает руку и подходит к холодильнику.
— Привет. Поздновато вы. А что это вы едите? О, пудинг!
Тендо смотрит, как Реон достает из холодильника ячменный чай и вдруг глаза его чуть не выскакивают из орбит.
— Ну надо же! — и Тендо падает лицом на стол.
— Хм, что такое? — оборачивается Реон.
— Я забыл про Джамп!.. Я слишком увлекся пудингом!
Тендо скорбно завывает, уткнувшись в стол, а Ушиджима тянет за ключ в дне контейнера.
Шмяк.
Брови Ушиджимы вздрагивают.

@темы: Shiratorizawa, Tendō Satori, Ushijima Wakatoshi, Официальное

Комментарии
2017-06-02 в 09:32 

[Рыж]
Никому не двигаться, я ящер!!!
Это первая новелла, которая мне так сильно понравилась! Блин, такое мимими, так здорово показан Тендо, его отношение к волейболу, Шираторизаве, все это, и пудинг, и дрогнувшие брови Ушиваки, уооо! Спасибо за перевод!

2017-06-02 в 09:44 

Ayliten
Снаружи Снейп был спокоен, как удав, но внутри него танцевали олени.
Shadowdancer, спасибо за перевод!

Боже, как прочитала, так не могу перестать орать изображение
Тендо такой прекрасный :inlove:

2017-06-02 в 13:41 

J.Jey Will
одно другому не мешает
Спасибо за перевод. :)

2017-06-02 в 15:11 

Opossum-art
И пока эта сцена ненавязчиво перетекает в каннибализм, мы поговорим о бабочках ©
Спасибо за перевод! перечитала еще раз и поржала, такие они милые обормоты все)))
Кстати только благодаря этой новелле мне стало понятно, почему Тендо не собирается дальше в волейбол - боится, что играть, как в шираторизаве, ему уже не дадут(

И мне кажется в посте нужен этот прекрасный скетч про пудинг! :lol:
шмяк!

2017-06-02 в 15:14 

Shadowdancer
Добрая фея с топором
[Рыж], Ayliten, J.Jey Will, Opossum-art, :squeeze:
Ыыы, картиночка! :heart: и чей-то странный палец внизу :lol:

2017-06-02 в 15:16 

[Рыж]
Никому не двигаться, я ящер!!!
Это все так символично. Только в Шираторизаве ему дали возможность сыграть так, как хотелось.
Только в Шираторизаве ему удалось наконец-то сделать шмяк пудингом.
Золотая пора.

2017-06-02 в 16:20 

G. Addams
Veni, vidi, facepalm | Оби Дно
Господи, это так... так... :weep3:
Все эти мелочи - болтовня ни о чем и обо всем, забытый Джамп, робот, три-года-рая-18х9, пудинг, шмяк... ОЙ ВСЁ :weep3:
Воспоминания об Ойкаве бесценны :lol: Вот же Тендо троллище :heart:

2017-06-06 в 15:04 

Nimrodelle Lasselanta
Филиал Благочестия
Спасибо большое за перевод :heart:

2017-06-06 в 15:09 

Shadowdancer
Добрая фея с топором
G. Addams, да я вообще умир на этой новелле - вообще не ожидала, что там столько замечательных моментов прописано :heart: размазывало просто от каждой части. И оно так логично и гармонично вписано в канон, все такие настоящие, понятные, крутые как черт знает что :weep3: нимагу

Nimrodelle Lasselanta, :heart:

   

Haikyuu!!

главная